ЖК RiverStone от 30'000 грн/м2
ЖК RYBALSKY рассрочка до сдачи
ЖК на Светлицкого 35 от 12'300 грн/м2
ЖК Сонцтаун от 13'100 грн/м2
Будинок на Вірменській від 16'700 грн/м2
ЖК Оберег 2 от 13'500 грн/м2

Последние новости: Недвижимость

Как родственники забирают друг у друга квартиры?

19.12.2011 | 13:00

Недвижимость УкраиныА так все хорошо начиналось…

В 2003-м году медсестра Светлана Марченко познакомилась с уже немолодым пациентом, чернобыльцем II группы инвалидности Евгением Павловичем, проходившим курс лечения в одной из столичных больниц.

Слово за слово мужчина рассказал, что очень одинок, с супругой уже 10 лет как развелся, а взрослым детям ни он, ни его проблемы не нужны.

– Он жаловался, что дочка Елена не приезжает к нему, не помогает, – рассказывает Светлана. – Сын иногда приезжал, забирал пенсию, но также с отцом особо не общался. При этом он оставил той семье дачу, квартиру, машину.

По словам Светланы, еще до их знакомства Евгений Павлович получил вместе с дочерью новую квартиру на массиве Теремки в надежде на то, что Елена будет с ним в ней жить и помогать отцу по хозяйству (замуж девушка так и не вышла. - Авт.).

Прошло несколько лет, а дочь на пороге новой квартиры так и не появилась. Поэтому Евгений Павлович и решил ее выписать. Тем более, что жилье свое у нее было – оставленную отцом квартиру Елена вместе с матерью продала, перебравшись жить в другой район Киева.

– Он долго не мог найти дочь, где она, что она. И после стандартного в таком случае объявления в газете - Голосеевский районный суд выписал Елену Марченко из якобы общей с отцом квартиры.

После всего этого мы расписались – 30 декабря 2006 года, и как свою супругу он зарегистрировал меня в этой квартире. Год спустя у нас родилась дочь - Сабрина, - продолжила свой рассказ Светлана.

Через два года судья Горбач, выписавшая в свое время Елену Марченко из этой квартиры, вписал ее обратно, что для молодой семьи стало полной неожиданностью. А стал очевидным этот случай весьма банально: в платежке за квартиру числился новый «квартирант». По словам Елены, муж также не мог объяснить, как это произошло и нанимает адвокатов для судебного разбирательства с требованием повторно выписать дочь из квартиры, которая в ней никогда не жила.

- На 14 марта 2009 года, как сейчас помню, у нас было назначено рассмотрение апелляции, а 5-го марта муж умирает в возрасте 59-ти лет, - продолжила Светлана. Несмотря на то, что муж оставлял завещание, сделать я ничего не могла – Верховной суд отправил мое дело о вступлении в права собственности в первую инстанцию, так как квартира не была приватизирована. Муж умер от целого букета болезней, а главное – одной из причин стал цирроз печени, переросший из гепатита.

Именно это деталь подтолкнула адвокатов Елены Марченко заявить в суде, что ее покойный отец злоупотреблял алкоголем. Более того, Елена начала давить на то, что ее мачеха, практически одного с ней возраста, отца просто «захомутала» ради квартиры, а вся эта история с браком и рождением дочери – афера чистой воды.

Столичные суды рассматривают «посмертные» экспертизы

После смерти отца Елена Марченко подала в суд на собственную мачеху, а в качестве свидетелей приводит своего брата (второго ребенка покойного Евгения Павловича), маму, тетку и даже соседей, живших по соседству с отцом. Последние, по словам Светланы, были любители выпить, часто заходили к ним домой попросить или 100 грамм, или просто денег.

– Мой муж никогда им не отказывал, всегда, чем мог, помогал. Он был щедрым. А те никогда долги не возвращали, и мне приходилось их постоянно выгонять. Теперь, представьте, какие из них могли быть свидетели? – рассказала нам Светлана.

Как вспоминает сейчас женщина, родственники мужа смотрели на нее в суде с презрением, а сын, если бы мог, готов был задушить на месте.

­– Они задавали мне пошлые вопросы на заседании, спрашивали о нашей разнице в возрасте. А его бывшая жена и вовсе на суде заявила, что муж-то был чернобыльцем и по понятным причинам в постели был просто несостоятелен.

Все это, наверное, на судью подействовало, и она поверила им, а не мне. Судья приняла решение об отсутствии у меня прав собственности на жилплощадь, но так как я являюсь опекуном малолетнего ребенка, то половина квартиры должна отойти дочери покойного.

После этого Светлана подает апелляцию, вердикт которой стал для нее громом среди ясного неба –выселить ее из квартиры. Этим документом не преминула воспользоваться исполнительная служба, которая также незамедлительно потребовала от Светланы освободить жилье.

– Я обратилась в исполнительную службу и спрашиваю их – а что с ребенком-то? Они тоже в недоумении, наверное, этого «нюанса» суд не предусмотрел. И мне пришлось снова подавать апелляцию для разъяснения – как быть с ребенком и ее законной частью квартиры по отцу, – говорить Светлана.

По словам Светланы, «падчерица» не рассматривает не один из возможных вариантов решения конфликта, не соглашается отдать половину жилья, чтобы Светлана с дочерью за это могли купить себе хотя бы однокомнатную квартиру или «гостинку», а требует квартиру всю и целиком.

Более того, Елена подала очередной судебной иск, в котором просит суд считать брак ее отца фиктивным, предоставив суде судебно-психиатрическую экспертизу о невменяемости отца. Мол, находясь не в себе, прикладываясь к рюмке (достаточно вспомнить цирроз), Евгений Павлович Марченко не отдавал себе отчета в том, как, а главное зачем, повел в ЗАГС Светлану Алексеевну (Марченко).

Но что самое примечательное – экспертиза была датирована 5 октября 2011 г., то есть спустя 2 года и семь месяцев после смерти Марченко. При этом подобная «нестыковка» судью вовсе не смутила.

Сейчас, в жизни Светланы наступила черная полоса – после смерти мужа начатый ремонт в квартире так и застыл, все золото она сдала в ломбард и живет сегодня с дочерью на пенсию в 700 грн. Естественно, что на адвокатов денег попросту нет, а бывшие родственники не отступают.

Единственная надежда Светланы – это получить сегодня объяснения от исполнительной службы, как быть с дочерью, привлечь к своей проблеме СМИ, а главное найти адвоката, который смог бы ей помочь бесплатно.