Будинок на Вірменській від 16'700 грн/м2
ЖК Сонцтаун от 13'100 грн/м2
ЖК Петровский квартал от 10'100 грн/м2
ЖК Кампус от 15'318 грн/м2
ЖК Park Avenue VIP от 45'000 грн/м2
ЖК Parkland от 18'500 грн/м2

Последние новости: Недвижимость

Исповедь должников банка Надра

12.11.2009 | 12:30

После публикаций о проблемных заемщиках банка "Надра" к нам стали обращаться компании, которые оказались в черном списке банка. Среди них «Гранитный карьер», задолжавший банку около 90 млн. Его совладелец рассказал свою историю взаимоотношений с банком.

В прошлом году банк «Надра» получил наибольшее рефинансирование среди украинских финучреждений на сумму свыше 7 млрд. грн. Позже выяснилось, что часть этих средств была выведена из банка путем выдачи кредитов, в том числе подставным компаниям. В октябре этого года банк, в котором уже работала временная администрация, пошел на беспрецедентный шаг — обнародовал черные списки своих неплательщиков.

«ДЕЛО» разыскало ряд заемщиков, которые, получая многомиллионные кредиты, являлись неизвестными фирмами зачастую без офиса, с плохой репутацией, а иногда и штатом, состоящим из одного человека. Многие из этих компаний сейчас — в процедуре банкротства.

Вместе с тем после первых публикаций о проблемных заемщиках банка в редакцию «ДЕЛА» стали также обращаться представители известных компаний, которые тоже оказались в черном списке банка «Надра». Среди них ООО «Гранитный карьер», задолжавшее проблемному банку около 90 млн. грн.

Вчера эта компания запустила завод по производству щебня, который был построен в том числе на заемные средства. Совладельцем «Гранитного карьера» выступает экс-депутат Верховной Рады, а ныне бизнесмен Владимир Майстришин, который и рассказал «ДЕЛУ» историю взаимоотношений своей фирмы с банком «Надра».

Ваша компания «Гранитный карьер» оказалась в числе корпоративных клиентов — должников банка «Надра». Для каких целей вы брали кредит?

Изначально надо говорить о том, что ресурсов банка «Надра» в нашем кредите сравнительно мало. Основная доля кредитных средств — это деньги, полученные от европейских коммерческих банков под страховое покрытие европейских кредитных агентств: Finnvera (Финляндия) и EKN (Швеция).

На какие цели привлекались деньги?

Проект по строительству сверхсовременного завода по производству щебня для дорог европейского уровня. В Украине аналогов ему нет (по замкнутости автоматизации). Его мощность — 500 тонн в час. Поиск оборудования мы начали еще в 2006 году, объездили несколько стран и в конце концов вышли на известную компанию Metso Minerals, с которой договорились о поставках.

В Европе существуют госпрограммы поддержки экспорта оборудования, поэтому вопрос с финансированием был решен: деньги на приобретение горнорудного оборудования выделили европейские банки, чьи риски были застрахованы европейскими кредитными агентствами.

Мы со своей стороны должны были предложить украинский банк, который выступил бы посредником. Им и стал банк «Надра». Он получил эти средства в качестве среднесрочного кредита на 5 лет. То есть у нас долг перед «Надра», а у банка — перед европейскими банками.

Вы предложили этот банк?

Мы вначале рассматривали Укрэксимбанк, однако его условия на тот момент нам не подошли, банк «Надра» был намного гибче, мобильнее.

Какая сумма проекта?

Приблизительно 170 млн. грн. 45% этой суммы было утверждено Международным банком реконструкции и развития как рефинансирование по «программе развития экспорта», 35% финансировалось европейцами, 20% должны были быть выделены украинской стороной в качестве предоплаты, и эти средства были предоставлены банком «Надра».

Как вы договаривались с «Надра»? Лично через главу правления Игоря Гиленко?

Лично я с Гиленко не общался, были его замы, с которыми велись переговоры.

Кого вы имеете в виду?

Я не хотел бы говорить об этом. Технически проект был подготовлен классными специалистами банка (из топ-менеджмента «Надра». — «ДЕЛО»). К сожалению, они ушли из финучреждения.

А с одним из акционеров банка Игорем Еремеевым не вели переговоры? Ведь вы оба в прошлых созывах парламента пребывали в одной депутатской фракции — «Народной партии», хорошо знакомы?

С ним переговоров не было, хотя мы действительно давно знакомы.

То есть все договоры были заключены в 2006 году?

Не совсем. Основные переговоры с банком начались в июне 2007 года, после этого велись работы по проектированию, и в октябре 2007 года были подписаны кредитные договоры. В декабре 2007 года начались поставки оборудования. 1 марта этого года завод должен был быть сдан в эксплуатацию.

Однако в банке начались проблемы, и с ноября 2008 года он прекратил выделять нам средства. И мы остановились, потому что, к примеру, только на строительно-монтажные работы необходимо приблизительно 5 млн. грн.

Сколько было выделено на тот момент?

Приблизительно 45% от всей суммы. Почти до конца года мы продолжали платить проценты по кредиту. Однако потом прекратили — не было возможности. До мая этого года работы по монтажу завода заморожены.

А вы выходили на руководство банка, после того как прекратилось финансирование, на того же Игоря Гиленко?

Да, конечно.

И что вам отвечали?

Отвечали, что у банка временные трудности. Потом пришла временная администрация. К ней мы тоже обращались, вели переписку. Однако деньги нам так и не стали выделять. На тот момент мы несколько месяцев были без финансирования и решили монтировать завод за свои средства.

Поэтому одновременно выплачивать проценты по кредиту у нас уже не было возможности. В конечном счете мы были вынуждены уйти в процедуру банкротства, которую не стоит путать с ликвидацией.

Для чего это было сделано?

Процедура позволяет остановить выплату процентов по кредиту, получить время для оздоровления и после этого возобновить возвращение средств. Мы вели переговоры о том, чтобы отложить выплату тела кредита и процентов до марта следующего года.

Из-за проблем в «Надра» мы не смогли запуститься весной этого года, потеряли ряд возможных контрактов, ведь щебень имеет сезонный спрос, и стартовав даже сейчас, мы практически упускаем весь сезон. Опять же, если говорить формально, то это банк довел нас до банкротства.

Более того, шведская компания Atlas Сopco еще осенью 2008 года отказалась от поставки оборудования, несмотря на полученную предоплату 15%, обосновывая тем, что через «Надра» они работать не будут. Мы потеряли эти деньги!

Когда вы начали процедуру банкротства и как отнеслись к этому в «Надра»?

В мае, в банке отнеслись негативно.

Банк «Надра» подал в суд на вашу компанию?

Да. Юридическая война продолжается в судах и, к сожалению, не совсем корректно.

В каких инстанциях?

В разных, в том числе и в Высшем хозяйственном суде.

Каков предмет спора?

Пока предприятие находится в процедуре, мы не выплачиваем проценты по кредиту — из этого все исходит. Начни мы платить проценты сейчас — не запустим завод, пропадут средства тех же вкладчиков.

В какой стадии сейчас переговоры с руководством банка?

В данное время мы ведем переговоры с банком «Надра» о переводе наших кредитных обязательств в Укр-эксимбанк. Дело в том, что в рамках инвестирования нашего проекта у нас есть отдельная договоренность с Международным банком реконструкции и развития о рефинансировании строительства 16-километровой железной дороги к нашему заводу.

Кстати, она уже на 90% готова. На эти и другие цели должно быть выделено $9,6 млн., и на данный момент рефинансировано свыше одного миллиона. Эти деньги поступают к нам по цепочке МБРР — Укрэксимбанк — банк «Надра». Однако в связи с проблемами в «Надра» возникли перебои в обслуживании кредита международного банка.

Выходом из ситуации является переход в Укрэксимбанк, который сможет обслуживать кредит. В свою очередь это даст возможность возобновить сотрудничество с МБРР и получить остальную сумму. А завод мы достраиваем за свои средства.

Как относится к этому Укрэксимбанк?

Положительно, сейчас мы ведем активные переговоры и очень переживаем, чтобы из-за излишней публичности они не сорвались. Вот уж действительно — деньги любят тишину.

Согласно данным, опубликованным банком «Надра», о перечне своих должников, вашим партнером по «Гранитному карьеру» является директор государственного центра занятости Владимир Галицкий. Какое у вас соотношение долей в бизнесе?

Я бы не хотел отвечать на этот вопрос, и так уже многие вопросы предались огласке банком «Надра», что, на мой взгляд, незаконно и по большому счету не улучшает инвестиционный климат в стране.

Вы с самого начала вместе ведете этот бизнес?

Мы давно дружим.