Будинок на Вірменській від 16'700 грн/м2
ЖК на Светлицкого 35 от 12'300 грн/м2
ЖК Rybalsky от 31'040 грн/м2
ЖК Сонцтаун от 13'100 грн/м2
ЖК RiverStone от 30'000 грн/м2
ЖК Кампус от 15'318 грн/м2

Последние новости: Недвижимость

Почему банковские карточки до сих пор приносят их владельцам головную боль?

08.04.2010 | 12:30

Неприятности начались за три дня до зарплаты: инфокиоск услужливо проглотил мою пластиковую карточку, но отдавать обратно категорически отказался. Мелькнул зеленым огоньком, мол, готов принять следующую. И, как выяснилось позже, принял! Еще у четверых моих коллег из различных редакций.

Я в это время пыталась дозвониться в отдел обслуживания клиентов, потратив на это дело чуть ли не половину рабочего дня. Когда с двадцатой попытки трубку сняла вежливая девушка, стало понятно: чтобы получить обратно мое имущество, утраченное к тому же не по моей вине, придется запастись нечеловеческим терпением.

Мне объяснили, что вскрытие прожорливого инфокиоска и изъятие его ценного содержимого произойдет только завтра (в реальности же это знаменательное событие случилось вообще на третий день!).

После чего я должна буду позвонить по нескольким телефонам, чтобы выяснить, куда именно направили мою пластиковую пострадавшую, а затем, потратив опять-таки рабочие часы, ехать в офис банка, отстаивать очередь, писать заявление на возврат карточки...

“Эх, ничего нет лучше наличности!” — весело похлопал себя по нагрудному карману пиджака родственник ( в организации, где он работает, счастливчики до сих пор получают зарплату в бухгалтерии), когда я рассказала ему о своих неожиданных трудностях. Спорим, многие из вас произнесли ту же фразу, когда несколько раз подряд столкнулись с нашей действительностью, не слишком подготовленной к “пластиковому прогрессу”. Изначально предполагалось, что переход на карточную систему значительно облегчит всем жизнь.

Но извечное “хотели как лучше” обернулось для многих из нас только дополнительной плосконькой проблемкой размером чуть меньше ладошки. Мы не были готовы к тому, что банкомат станет выдавать нам аванс и зарплату пятью-шестью крупными купюрами, которые потом попробуй разменяй в ближайшем магазине, покупая на обед пакет кефира и бутерброд. Что оставшиеся на счету 9 тысяч 990 рублей, вполне способных “спасти отца русской демократии” в нужный момент, вы никак не исхитритесь получить на руки.

Что, если вам крупно не повезет и вы потеряете где-нибудь этот заветный прямоугольничек, как мой коллега, новую карточку могут выдать только через месяц. И чтобы получить честным трудом заработанные деньги, вам опять-таки в рабочее время придется ехать в какое-нибудь отделение какого-нибудь банка.

Но самое главное, к чему мы оказались не подготовлены, так это историческая нелюбовь наших торговых точек к безналичной валюте. В микрорайоне Восток, где я живу, только один из четырех более или менее близко расположенных к моему дому магазинов регулярно обслуживает покупателей по безналу. Что же касается остальных, там на входных дверях с завидной регулярностью появляется надпись: “Извините, терминал по работе с пластиковыми карточками временно не работает. Приносим свои извинения”.

С аналогичной ситуацией чуть ли не каждый вечер сталкивались жители улицы Рафиева. Понадобилось дважды (первый раз не помогло!) оставить гневную запись в книге жалоб и предложений супермаркета и поругаться с менеджером, зато теперь карточные терминалы работают не раз в четыре дня, как раньше, а каждый день. Что же касается малых городов, там на протянутую продавцу пластиковую карточку смотрят с плохо скрытой издевкой: большинство магазинов так и не начали работать по безналичному расчету.

В странах Европы и в США банковские карточки давно стали неотъемлемой частью жизни общества. Почему же у нас семеро из десяти человек единственным очевидным преимуществом перехода на карточную систему назовут только возможность оплаты тарифов ЖКХ и телефонной связи? Почему мы торопимся сразу после поступления денег на счет тут же снять и положить в кошелек всю сумму? Наверняка потому, что не хотим иметь дополнительных проблем ни с капризными банкоматами и инфокиосками, ни с разветвленной сетью торговых точек, оборудованных терминалами для безналичной оплаты по принципу “угадай, где?”.

Свою пластиковую “подружку” я получила обратно только на четвертый день после ее исчезновения в недрах всеядного терминала. Пройдя все необходимые процедуры и так и не получив ответа на вопрос, почему возврат имущества, утраченного по вине банка, превращается в досадную катавасию для клиентов этого самого банка. И первое, что я сделала после того, как получила на руки карточку, — сняла наличность в банкомате и положила купюры в кошелек. По-старинке как-то надежнее. Ну ее, эту научно-техническую революцию!