ЖК Кампус от 15'318 грн/м2
ЖК Петровский квартал от 9'900 грн/м2
Будинок на Вірменській від 16'700 грн/м2
ЖК Park Avenue VIP от 45'000 грн/м2
ЖК Сонцтаун от 13'100 грн/м2
ЖК Rybalsky от 31'040 грн/м2

Последние новости: Недвижимость

Банкротство физлиц: год спустя

14.12.2009 | 08:00

Prosto настоящая война разразилась между противниками и сторонниками банкротства физических лиц, которые хотят таким способом избавиться от банковского кредита. В декабре 2009 года исполняется год с начала использования юристами такой схемы.

И уже можно подвести определенный итог ее успешности и результатов.

Коротко о главном

По своему долгу финучреждению заемщик отвечает всем своим имуществом – в том числе и квартирой, на которую брал кредит. А реализация залоговой квартиры, которая значительно обесценилась, в большинстве случаев не позволит погасить долг банку, и у горе-заемщика впереди окажутся годы долговой жизни. В лучшем случае это чревато невозможностью когда-либо оформить на себя какое-либо имущество, в худшем – пожизненное отчисление определенного процента с зарплаты.

Результат, которого можно добиться при помощи оформлении банкротства и обращения в суд, отличается от вышеупомянутого варианта лишь ликвидацией пожизненного долга. И определенной рискованностью схемы.

Учитывая неоднозначность ситуации, которая сложилась вокруг банкротства физических лиц, Prostobank.ua опросил трех независимых и незаангажированных юристов на предмет возможности схемы банкротства вообще. Все трое, исследовав теоретическую сторону вопроса, ответили, что решение проблем заемщика с помощью схемы банкротства физлица-предпринимателя в сегодняшних реалиях закона возможна.

Банкротство актуально и спасительно для тех, кто должен банку значительную сумму (от 20-30 тысяч долларов США) и из-за кризиса оказался в безвыходной ловушке. Красноречивее всего иллюстрирует такую ловушку заемщик, взявший ипотечный кредит в долларах и пострадавший с трех сторон: уволен с работы (остался без источников доходов), пострадал от падения гривны осенью 2008 года и пострадал от обесценивания недвижимости.

Но только в том случае, если основанием для начала процедуры банкротства является долг объемом от 300 минимальных зарплат, связанный с осуществлением физлицом предпринимательской деятельности. Однако теория сера, а реальный успех схемы может показать лишь практика.

О результатах года практики

В декабре-2009 услуги по оформлению банкротства физлиц предлагают множество юристов, год назад впервые озвучил подобную схему в СМИ генеральный директор Консультационного центра по вопросам банкротств Анатолий Родзинский. По его словам, за год работы компании количество клиентов превысило 130 человек и у 15 из них уже продано все имущество – в том числе и у прозвучавшей на всю страну «первого физлица-банкрота» Татьяны Осиповой.

«Некоторые из них только готовят документы для подачи в суд, некоторые дела уже рассматриваются судом, третьи уже признаны банкротами, из них у части уже реализовано имущество и их дела находятся на этапе распределения средств, у некоторых вот-вот банкротство будет завершено, у Осиповой оно уже завершено», - говорит Анатолий Родзинский. – Под словами «банкротство завершено» мы понимаем решение суда, которым заемщик освобождается от выполнения обязательств перед кредиторами, которые были заявлены в процедуре банкротства, и прекращение судебного производства в деле о банкротстве».

Однако ни озвученная цифра в 15 успешных банкротов, ни щедро расписанный в прессе пример Татьяны Осиповой не дают абсолютной уверенности, что «так теперь будет с каждым». И дело даже не в том, что абсолютно можно быть уверенным лишь прочитав решения судов и подождав определенное количество времени на предмет возможного обжалования. Проблема заключается в том, что в Украине нет прецедентного права, поэтому решения судов (особенно первой инстанции) по одним и тем же спорам могут иметь абсолютно разную мотивировочную часть (и, как результат, резолютивную тоже).

Проще говоря, мнения суда и, соответственно, его решения могут быть разные в одинаковых делах (кроме случаев, отдельно разъясненных Пленумом Верховного Суда Украины, обязательных для руководства судами при вынесении решений). Кроме этого, в самой процедуре есть несколько сложностей, способных затянуть ее или даже поставить под сомнение.

О реальных сложностях и сомнительных обвинениях

Самое неприятное и мешающее в процедуре банкротства – это длительность процесса. Здесь «виноваты» две сложности. Во-первых, оконченным банкротство считается лишь после продажи всего имущества банкрота, что в условиях кризиса – дело небыстрое. Во-вторых, процедура может затянуться в случае обжалования банками решения местных судов (время ожидания обжалования составляет три месяца).

Именно обжалование и является самым существенным, что можно поставить в рейтинг серьезных препятствий к банкротству в том положении вещей и законодательства, которое существует в конце 2009 года. «Претензии апелляционных и кассационных инстанций к решениям местных судов сводятся к недоказанности неплатежеспособности должника и не связанности обязательств должника перед кредиторами с бизнесом заемщика, - рассказывает Анатолий Родзинский. - Однако это ни к чему не приводит – мы исправляем недочеты, которые пропустил в документах местный суд, по мнению апелляционных и кассационных судебных инстанций, и местный суд снова выносит решение».

Позитивная сторона в этом моменте – это неограниченное количество попыток обанкротиться. Ведь состояние платежеспособности заемщика не меняется и не зависит от потенциальной отмены решения местного суда. Поэтому юридически суд может рассматривать и принимать решение по одним и тем же требованиям и обстоятельствам неограниченное количество раз. Однако вряд ли потенциальные банкроты обрадуются перспективы многолетних судебных тяжб с банком.

Еще один момент, в котором часто пытаются уличить юристов противники банкротства – это норма закона «О возобновлении платежеспособности должника или признании его банкротом». Она заключается в том, что «требования личного характера», которые не были удовлетворены в порядке исполнения постановления суда о банкротстве, могут быть все же заявлены. Другими словами, якобы банк все же «не отстанет» от своего заемщика после банкротства.

Юридический ответ в этом случае прост: опираясь на ту же норму закона и исходя из практики использования этого термина, требования личного характера – это требования, которые неразрывно связаны с лицом и никем, кроме него, не могут быть выполнены. Другими словами, банкротство не освободит вас от уплаты алиментов, морального ущерба, штрафа за нарушение правил дорожного движения и так далее. Долг по ипотеке вполне можно «скинуть» на поручителя или передать по наследству, поэтому он не относится к долгам «личного характера».

Последний аргумент противников банкротства, заслуживающий отдельного упоминания, - это утверждение о том, что долг физлица, бравшего кредит, никак не связан с предпринимательской деятельностью того же лица и, соответственно, по нему лицо должно ответить отдельно. И здесь действуют следующие правила. Физлицо-предприниматель при банкротстве отвечает по долгам всем своим имуществом, даже тем, которое в залоге у банка. Поэтому залоговая квартира включается в так называемую «ликвидационную массу» независимо от желания банка.

Банк в свою очередь оказывается в ловушке: в случае банкротства заемщика его требования включены в реестр требований кредиторов. Здесь для учреждения две дороги. Или не согласиться, что оно – кредитор банкрота и не получить денег от продажи квартиры, или согласиться и получить деньги от реализации имущества. В любом случае требования учреждения по окончании процедуры будут погашенными.

О криминальной угрозе, фиктивности и документах

Всем желающим оформить банкротство нужно помнить о 218 статье Криминального кодекса, по которой фиктивное банкротство карается ограничением свободы на срок до трёх лет или штрафом от семисот пятидесяти до двух тысяч необлагаемых налогом минимумов (до 34 тысяч гривен). Другими словами, если банк будет против вашего банкротства и сможет доказать, что оно фиктивное – то криминальной ответственности не избежать.

И здесь важно понимать, что в суде доказуемо, а что – нет. В прессе банковская сторона любит «грозиться», что запрашивает в налоговой информацию о дате получения статуса предпринимателя и о том, вел ли человек свою хозяйственную деятельность. Боятся этого не стоит, так как дата регистрации СПД не особо важна – тем более, что она будет на свидетельстве о регистрации, которое в любом случае попадет в суд. Кроме того, любой образованный бухгалтер может вам пояснить, что СПД, на счету которого никогда не было более полумиллиона гривен, - на «едином налоге».

А особенности такого налогообложения таковы, что у налоговой службы нет документальной информации о проведении деятельности, за исключением данных об уплате ежемесячного налога. Единственный документ, по которому более-менее можно судить о проведенной деятельности – это «Книга учета доходов и расходов СПД на протяжении календарного года». Такой документ СПД регистрирует в Налоговой инспекции и ежемесячно заносит туда данные и просто показывает их в госоргане.

Что касается фиктивного СПД и фиктивного банкротства, то, как утверждают практикующие юристы, все дело в правильно поданных документах. «Долги заемщика подтверждаются документами, суд, рассматривая дело о банкротстве, дополнительно вытребует у кредиторов информацию о наличии долгов перед ними у заемщика. То, что должник зарегистрирован как СПД, подтверждается справкой из Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц предпринимателей.

Таким образом, суд не может признать банкротом «фиктивного» СПД по «фиктивным» долгам («фиктивный» - понимается нами как несуществующий). Если долг человека подтверждается документами, а также пояснениями должника и кредитора, то признать его несуществующим практически невозможно», - поясняет Анатолий Родзинский.

О грустных для всех реалиях

В заключение хочется сказать о том, что нет ничего удивительного, что тема банкротства физлиц такая спорная. Более того, она будет оставаться спорной и горячей еще в течение долгого времени. Причины этому ясны: с одной стороны, страдают банки, которым возвращают лишь часть одолженных денег. Яркий пример этому гремевшая в прессе история Татьяны Осиповой, которая взяла взаймы у банка 70 тысяч долларов, а после продажи квартиры вернула менее 20 тысяч долларов – и при этом осталась ничего не должна.

Но с другой стороны – падение цен на недвижимость и ситуации, когда заемщики должны выплачивать более сотни тысяч за квартиры, рыночная стоимость которых значительно меньше, - также сложны и проблематичны. И класть всю тяжесть проблемы лишь на плечи заемщиков - несправедливо. Выходом могло бы стать взаимное решение проблемы с потерями и приобретениями для каждой из сторон, но надежды на такой исход у автора статьи нет. А значит, война по поводу банкротства физлиц будет продолжаться.