ЖК RYBALSKY рассрочка до сдачи
ЖК Кампус от 15'318 грн/м2
ЖК Печерск Холл от 24'000 грн/м2
КГ Альпен Парк от 90'940 грн/м2
ЖК Петровский квартал от 10'100 грн/м2
ЖК Park Avenue VIP от 45'000 грн/м2

Последние новости: Недвижимость

В столице судят квартирных аферистов, которые отбирали у стариков жилье. Судья на стороне мошенников?

01.08.2012 | 12:45

Деснянский райсуд принял решение, которое шокировало всех пострадавших. Подсудимых, которым вменяется более двадцати эпизодов мошенничества, неожиданно… выпустили из-под стражи на подписку о невыезде. Даже женщину - организатора банды.

Столь «гуманное» решение судья Ирина Дихтяр мотивировала «положительной характеристикой из СИЗО» и «состоянием здоровья» обвиняемых.

Приехав в Киев, сестра 55-летнего Анатолия неожиданно обнаружила, что у него в квартире стоит другая входная дверь. Самого Анатолия не было дома, его телефон был отключен. Прождав брата до вечера, не на шутку обеспокоенная Антонина Михайловна пошла к соседям.

«Толик? Да, давненько его не видно, — пожал плечами сосед. — Уже недели три. Кто двери в квартире поменял, понятия не имею». Друзья Анатолия знали ровно столько же. «Действительно пропал, — согласились. — Но он в последнее время водочкой злоупотреблял, вот мы и не волновались. Думали, сам объявится».

Предчувствуя неладное, Антонина Михайловна обратилась в жэк. Там повода для беспокойства не увидели — по всем документам Анатолий по-прежнему был прописан в своей однокомнатной квартире на Троещине. Пропавшего объявили в розыск. А вскоре в жэк пришли незнакомые мужчина и женщина. «Я собственница этой жилплощади, — заявила женщина, назвав номер квартиры Анатолия. — На днях состоялась сделка, я ее купила. Теперь пришла по просьбе бывшего владельца. Он попросил как можно быстрее его отсюда выписать».

«Не подскажете, сдает кто-то из ваших соседей комнату? Я бы тысячу гривен в месяц платил»

В качестве доказательства женщина показала доверенность от Анатолия. Судя по документу, хозяин квартиры действительно разрешал незнакомке распоряжаться его делами, в том числе выпиской из квартиры. На основании этой доверенности сотрудники жэка могли спокойно начать процедуру. Но, вспомнив о визите взволнованной Антонины Михайловны, решили на всякий случай перезвонить в милицию. И тем самым помогли вывести на чистую воду целую банду квартирных аферистов.

— Милиция начала разбираться, — рассказывает Анатолий. — Но я об этом еще ничего не знал. Знал только, что квартира мне больше не принадлежит. Мужчина и женщина, которые приходили в жэк, отвезли меня в деревню в Кировоградской области. Я слишком поздно понял, что это мошенники…

Все началось со знакомства с неким киевлянином Русланом. Вышло это абсолютно случайно — мужчина сам окликнул Анатолия на улице и спросил, не сдает ли тот квартиру.

— Я удивился: почему он решил спросить об этом именно меня, — вспоминает Анатолий. — «Да я уже совсем отчаялся, — посетовал мужчина. — Нужно ненадолго арендовать комнату, но нигде не могу найти подходящий вариант. Вот ищу объявления на подъездах. Не подскажете, может, сдает кто-то из ваших соседей? Я бы тысячу гривен в месяц платил. Мне нужна всего одна комната, причем не для проживания. Там будет храниться товар.

Я предприниматель, торгую на рынке одеждой. Сейчас возникли проблемы с арендой прилавка, а на днях должны привести товар. Хранить его пока негде». А мне как раз нужны были деньги. На работе сократили, новую не нашел. Поэтому, хоть у меня и однокомнатная квартира, я сказал, что готов ему помочь. Кому помешает тысяча гривен в месяц? Уточнив у меня адрес, Руслан обрадовался: «Это же надо было мне так удачно подойти! Отлично. Товар привезут со дня на день, но внести предоплату могу уже сейчас». Мы в тот же день съездили ко мне, он посмотрел квартиру и остался доволен.

Через несколько дней Руслан приехал. Но без товара. «Я думал, у нас получится обойтись без договора аренды, но никак, — сообщил он. — Товар сейчас на таможне, и, чтобы его провезти, мне нужно назвать адрес, где он будет храниться. Поэтому давай подпишем договор». Я в этих делах и сейчас не очень хорошо разбираюсь. А тогда вообще ничего не понял. «Теперь многие заключают договор аренды, в этом нет ничего страшного, — убеждал Руслан.

— Иначе мне придется искать другую квартиру, а тебе — возвращать мне деньги». Я согласился подписать договор. К тому же задатка у меня уже не было — как только Руслан дал мне предоплату, я раздал долги. Мы поехали к нотариусу. По дороге Руслан достал из сумки бутылку водки. «Это моя благодарность, — сказал. — Все-таки тратите на меня свое время… Наливайте и пейте, ехать нам еще долго». Я, признаться, всегда питал слабость к спиртному. Это сейчас стараюсь держаться.

«В ответ на мое возмущение Руслан спокойно заметил: «Квартира вам больше не принадлежит»

Несмотря на то что уже был нетрезв, Анатолий помнит, как они с Русланом пришли к нотариусу. Руслан начал что-то рассказывать, нотариус молча кивал головой.

— Взяв договор, Руслан быстро поставил подпись, — продолжает Анатолий. — Я тоже взял ручку, но нотариус почему-то меня остановил. «Вы точно понимаете, что делаете?» — спросил. Я кивнул. Спиртное уже ударило в голову, и все начало плыть перед глазами. «Если вы подпишете, то лишитесь квартиры, — сказал нотариус. — Куда вы пойдете?» Руслан весь сжался и как-то испуганно на меня посмотрел. «Что значит лишусь?» — спросил я. «Понятно, — резко сказал нотариус. — Уходите. Я ничего заверять не буду».

«Старый козел, — ругался Руслан, когда мы уже ехали обратно. — Явно «на лапу» хотел получить. Обычный договор аренды. Ничего, найдем другого нотариуса». Меня раздирали противоречивые чувства. Чутье подсказывало, что с договором что-то не так. Но Руслан тоже говорил убедительно. Это сложно объяснить, но за несколько дней знакомства я стал… зависеть от него, что ли. И в итоге все равно поступил так, как он мне сказал.

Второй нотариус уже не имел ничего против сделки. По дороге Руслан в очередной раз предложил Анатолию выпить. Мужчина не стал отказываться. По словам Анатолия, он вроде бы начал читать договор, но строчки документа расплывались. В итоге мужчина просто расписался там, где ему показали.

— У нотариуса с нами была еще одна женщина, ее звали Инга Котова, — говорит Анатолий. — Руслан сказал, что это его то ли родственница, то ли подруга. Она тоже расписывалась в договоре. После того как все подписи были поставлены, меня отвезли домой. Следующие три недели Руслан вообще не объявлялся. А потом приехал с какими-то людьми. «Собирайте вещи, — заявил. — Вы переезжаете». «Куда?» — опешил я. — «Мы вас отвезем». — «Но мы так не договаривались! — возмутился я. — Это же моя квартира». «Уже нет, — спокойно ответил Руслан. — Квартира вам больше не принадлежит».

Что происходило дальше, я помню смутно. Меня вывели на улицу, затолкали в машину и куда-то повезли. Руслан что-то говорил о том, что вскоре мы приедем обратно — дескать, меня увозят только на то время, пока в квартире будет храниться товар. На мои вопросы никто не отвечал. Выехав за черту города, они стали ездить кругами, заезжая чуть ли не во все села. Дорога заняла не меньше четырех часов.

Мы приехали в глухое село, где меня уже ждала какая-то женщина по имени Елена. «Будешь жить у нее, — сказал Руслан. — И делать то, что она скажет. На твоем месте я бы не брыкался. Попробуешь сбежать — убьют». По их разговорам я понял, что меня привезли в Кировоградскую область. По команде Руслана Елена забрала у меня паспорт — единственное, что я успел взять, когда меня выталкивали из квартиры. Остальные документы остались там. «Сегодня ночью начинаешь работать, — сказала Елена и подвела меня к какому-то старому деревянному домику. — Ночевать будешь здесь».

В этом бараке, кроме меня, было три человека. Грязные, заросшие, в рваной одежде… Бомжи и те лучше выглядят. Увидев меня, один из них удрученно кивнул головой. Остальные мрачно смотрели по сторонам. Уже к вечеру я начал понимать, что происходит. Оказалось, что эти люди когда-то, как и я, жили в Киеве. У них были квартиры, но все они любили выпить. С ними тоже познакомились «квартиранты», и после того, как они подписали договора, несчастных избили и отвезли в эти бараки.

Среди них был даже преуспевавший в прошлом врач. Я спрашивал, почему они не сбегают. «Думаешь, не пытались? — горько усмехнулся врач. — Попробуй — сам поймешь. Себе дороже». Нашей обязанностью было ловить рыбу по ночам. Ловили с помощью сетей, прячась от рыбинспекции. Поесть давали один раз в день. В основном это была какая-то похлебка и кусок хлеба. Около нашего барака постоянно дежурили какие-то мужчины, которых называли надзирателями. Их, в свою очередь, контролировала Елена.


«С тех пор как Котова оказалась на свободе, двое потерпевших по делу бесследно исчезли»

А в Киеве Анатолия уже разыскивала его сестра. Именно она помогла вывести мошенников на чистую воду. После того как Руслан с женщиной (выяснилось, что это была та самая Инга Котова, которая приходила на сделку с Анатолием) пришли в жэк, их задержали сотрудники милиции. Оказалось, что тогда, у нотариуса, Анатолий подписал договор не аренды, а купли-продажи. По бумагам он продал квартиру Инге Котовой. Инга стала собственником, однако, чтобы перепродать жилье, нужно было выписать оттуда бывшего хозяина. С этой целью женщина пришла в жэк. И уж никак не ожидала, что до нее там побывала обеспокоенная сестра Анатолия.

Вскоре правоохранители взяли и Елену из Кировоградской области, которая надзирала за «пленными».

— За год мошенники провернули более двадцати подобных афер, — рассказали «ФАКТАМ» в пресс-службе киевского милицейского главка. — Жертвами аферистов становились одинокие граждане, злоупотребляющие спиртными напитками. В основном схема была такой: мошенники регулярно наведывались к своим жертвам в гости, за рюмкой начинали разговоры о нелегкой жизни в столице. Чаще всего это делала Инга Котова. В результате она предлагала своим новым знакомым поменять квартиру на дом за городом или совершить какую-либо другую сделку.

Получив согласие жертвы, Котова через несколько дней сообщала, что жилье за городом оказалось дороже, чем она предполагала. И предлагала «оптимальный» вариант — дом в одном из сел Александрийского района Кировоградской области. Там наивных жертв поджидала подельница аферистов — 50-летняя цыганка, которой принадлежала эта недвижимость. Она поселяла людей в дом, обеспечивала им питание, спиртное и материальную помощь. Так продолжалось до тех пор, пока мошенники не находили покупателей на квартиру. Продажей жилья занимался третий аферист — 40-летний киевлянин. Заключив сделку и получив деньги, троица бесследно исчезала. Обманутые люди оставались без денег и без квартиры.

Впрочем, работали и по другим схемам. Например, братья Александр и Виктор Кривошеины были уверены, что один из мошенников — сотрудник милиции. Как аферисты узнали об их двухкомнатной квартире, братья могут только догадываться. Скорее всего, сами рассказали о ней во время очередных посиделок в баре. Однажды к ним пришел мужчина представительного вида и отрекомендовался сотрудником милиции. «У нас есть информация, что вы обокрали гражданку Иванову, — сообщил «милиционер» Александру. — Вы должны поехать с нами в участок».

Однако вместо милицейского участка его отвезли… в Кировоградскую область, где уже ждала Елена. Документы на квартиру мошенники забрали себе. Роль обворованной гражданки Ивановой сыграла все та же Инга Котова. Она тоже приехала в Кировоградскую область. Увидев Александра Кривошеина, женщина драматично всплакнула: «Да, это он украл у меня цепочку. Товарищ милиционер, вы должны его наказать».

«Наказанием» было многочасовое избиение. Мошенники успокоились только когда Кривошеин поставил подпись на каком-то документе. Оказалось, это была доверенность на распоряжение всем имуществом. Дальше все происходило по накатанной схеме: брата мужчины под тем же предлогом привезли в Кировоград, жертв свозили к нотариусу, где они подписали все, что им сказали. Получив квартиру, мошенники тут же ее перепродали.

— Сейчас, когда дело начали слушать в суде, мы увидели всех пострадавших, — говорит адвокат обманутого Анатолия Александр Матвиив. — Среди них есть не только алкоголики, но и умственно отсталые, и даже психически нездоровые люди. Для того чтобы заключить с ними сделки, большинство из них возили в Кировоградскую область. Каждый раз оформление документов происходило у одного и того же нотариуса, который проходит по делу свидетелем. «Но вы же видели, что эти люди нездоровы, — сказал я нотариусу на суде. — Некоторые из них двух слов связать не могут».

«Я ничего не видел, — уперся он. — Я спросил, хотят ли они заключить договор купли-продажи. Они ответили, что хотят». Тогда я спросил у пострадавших, понимают ли они вообще, что такое договор купли-продажи. Растерянно посмотрев на меня, жертвы замялись: «Не очень…» Одной из пострадавших — психически нездоровой киевлянке — мошенники представились соцработниками и пообещали, что отвезут ее к хорошему врачу. А сами провернули стандартную схему.

Когда дело передали в Деснянский районный суд, на скамье подсудимых уже было не трое, а четверо мошенников. За это время задержали еще одного афериста — Игоря. Регулярно бывая в барах, он часто сам подыскивал потенциальных жертв для следующих афер.

— Изучая материалы дела, я выяснил немало интересных фактов, — говорит адвокат Александр Матвиив. — Например, в деле есть много свидетелей, на которых оформлялись украденные у людей квартиры и впоследствии перепродавались. Сейчас свидетели делают круглые глаза, уверяя, что ничего не знали об афере — мол, Инга Котова попросила по старой дружбе оказать ей услугу, и мы согласились. Так сейчас говорит свидетельница Алена Бротко. Но интересно, что такую услугу она оказала Котовой как минимум три раза.

Сначала Бротко проходила по делу как подозреваемая, но потом стала свидетельницей. Организатором аферы считается Инга Котова. Много лет назад она познакомилась с киевлянином Русланом и предложила ему провернуть аферу. Для этого, естественно, нужны были деньги — на взятки нотариусу, транспорт, на котором вывозили пострадавших, и так далее. У Инги имелся неплохой капитал — он достался ей от погибшего при загадочных обстоятельствах супруга.

Ее мужем был высокопоставленный госслужащий Николай Медолиз. В 1999 году Медолиз занимал пост секретаря Валютно-кредитного совета при правительстве, был первым заместителем главы Национального агентства по вопросам реконструкции и европейской интеграции. После его смерти Инге каким-то образом удалось отсудить все его имущество, оставив родных погибшего мужа без копейки. Теперь мать ее погибшего супруга Тамила Медолиз тоже проходит по делу свидетелем.

— Сейчас я пытаюсь добиться того, чтобы меня включили в список потерпевших, — говорит Тамила Медолиз. Узнав о том, что готовится публикация, она сама обратилась в редакцию «ФАКТОВ». — Несмотря на то, что сын прожил с Ингой несколько лет, я не могу сказать, что хорошо знала невестку. Она появилась в жизни Коли внезапно — он в тот момент готовился к свадьбе с преуспевающей бизнесвумен. С Ингой познакомился на автобусной остановке — сын рассказывал, что между ними завязался разговор, и она так ему понравилась, что он сразу бросил женщину, с которой встречался много лет. Так же спонтанно они с Котовой решили пожениться. С тех пор я перестала узнавать сына.

Он выглядел угрюмым, даже подавленным. Особой влюбленности я в нем не замечала, об Инге он рассказывал неохотно и без особого восторга. Но при этом регулярно давал ей большие деньги. А во время одной из наших последних встреч он сказал: «Мам, я кое-что узнал об Инге… Она ведь совсем не такая, какой казалась. Она состоит в какой-то бандитской группировке и обокрала меня. Жить с ней я не буду». В подробности Коля вдаваться не стал. А через несколько дней он разбился. Обстоятельства смерти сына до сих пор неизвестны.

После этого начались суды. Инга отсудила у меня все. Те судебные решения я оспариваю до сих пор…

Слушание дела продолжалось, как вдруг Деснянский райсуд принял решение, которое шокировало всех пострадавших. Подсудимых, которым вменяется более двадцати эпизодов мошенничества, неожиданно… выпустили из-под стражи на подписку о невыезде. Даже Ингу Котову.

Столь «гуманное» решение судья Ирина Дихтяр мотивировала «положительной характеристикой из СИЗО» и «состоянием здоровья» обвиняемых. Само уголовное дело суд отправил на дополнительное расследование. Такой поворот событий возмутил даже прокурора, и Деснянская прокуратура незамедлительно подала апелляцию. Удалось добиться только того, что в отправке дела на дорасследование отказали, однако Котову и ее подельников оставили на свободе.

— Не помогли никакие ходатайства, — сокрушается адвокат Александр Матвиив. — Котова привселюдно прямо в коридоре суда угрожала одной из свидетельниц — мол, попробуй еще раз открыть рот и поплатишься. Это ведь прямое давление на свидетелей! Вот только для суда это почему-то не аргумент. Как и то, что с тех пор, как Котова оказалась на свободе, двое потерпевших по делу бесследно исчезли…

P.S. В связи с тем, что еще не закончено судебное следствие, имена и фамилии героев публикации изменены.