Будинок на Вірменській від 16'700 грн/м2
ЖК RYBALSKY рассрочка до сдачи
ЖК Сонцтаун от 13'100 грн/м2
ЖК Кампус от 15'318 грн/м2
ЖК Петровский квартал от 9'900 грн/м2
ЖК на Светлицкого 35 от 12'300 грн/м2

Последние новости: Недвижимость

У банка нет валютной лицензии - судитесь, неплохой шанс!

27.04.2010 | 10:00

Представители Фемиды, как и осенью 2009-го, удовлетворили иск клиента банка относительно недействительности кредитного соглашения в валюте. Один из аргументов уже известен – ни банк, ни заемщик не имели индивидуальной валютной лицензии.

суды с банкомУдивил тот факт, что сделал это Высший хозяйственный суд. Его решение ударило, как гром среди ясного неба. Ведь не так давно ВХС в споре другого банка и заемщика по валютному кредиту занял совершено противоположную позицию.

Банкиров это не очень удивляет. "У нас за последние 5 лет судебная система полностью перестала работать. Она находится в полнейшем коллапсе. И сегодня за деньги можно купить любое решение. И это дело – лишнее тому доказательство", – говорит Наталья Зубрицкая, экс-председатель правления коммерческого банка.

Еще в начале 2010-го ВХС придерживался мнения, что предоставление кредитов в иностранной валюте соответствует требованиям Декрета КМУ о системе валютного регулирования и валютного контроля и Закона "О банках и банковской деятельности".

Сегодня позиция резко изменилась. ВХС в "спорном деле" нашел два слабых места. Первое: в своем решении он отметил, что суды предыдущих инстанций не дали надлежащей правовой оценки тому факту, должны ли стороны получить индивидуальные лицензии НБУ при оформлении кредита в инвалюте.

При этом в ноябре 2009-го НБУ предоставил свое разъяснение о том, что индивидуальные лицензии предоставляются в том случае, если кредиты в инвалюте оформляются на сроки и на условия, которые выходят за рамки ограничений, установленных законодательством. Условия "оспариваемого кредита" установленных ограничений не превысили.

"Высший хозяйственный Суд также в своих предыдущих судебных решениях по другим делам указывал на отсутствие необходимости индивидуальной лицензии. К тому же есть судебные решения во многих регионах Украины, доступные через систему единого реестра судебных решений.

И эти судебные решения региональных судов и судов апелляционной инстанции однозначно указывают на поддержку позиции НБУ относительно отсутствия необходимости индивидуальной лицензии. Также прослеживается связь во многих судебных решениях о том, что разрешением на осуществление банками операций является генеральная лицензия согласно Декрету Кабмина о системе валютного регулирования и валютного контроля", – подчеркивает Константин Пильков, ассоциированный партнер юридической фирмы .

Второе обстоятельство, которое "смутило суд" – это факт наличия самого кредита. Высший хозяйственный суд поставил под сомнение обоснованность в этом вопросе первых инстанций. Основание: суды не предоставили надлежащей оценки тому, собраны ли все доказательства получения кредита.

Эксперты отмечают: суды 1-й инстанции и особенно апелляционный, квалифицированно подошли к обоснованию судебного решения и исследованию доказательств. Их решения имеют вывод: одно из основных доказательств получения кредита – платежные поручения о перечислении средств. До последнего момента такие доказательства в судах не ставились под сомнение как надлежащее доказательство получения средств.

"Сторона кредитного договора – заемщик – получила кредит и через год после заключения кредитного договора перестала платить проценты. Т.е. с момента заключения кредитного договора до моментаю, когда сторона перестала платить проценты, прошел год.

После этого ВХС указывает на то, что не исследован вопрос, а получила ли эта сторона кредит. То есть складывается довольно странная ситуация, по которой оплатность, т.е. получение по кредитному договору определенной суммы, ставится под сомнение после года, в течение которого должник платил проценты", – подчеркивает Константин Пильков.

Банк, который проиграл дело, будет судиться еще раз, делая ставку на наличие генеральной лицензии регулятора на осуществление валютообменных операций. Также, надеются банкиры, можно применить к механизму "надзорного производства".

Эксперт финансового рынка Александр Охрименко объясняет: "Надзорное производство подразумевает, что Верховный Суд изучает дело с точки зрения теории судопроизводства. И если считает, что была где-то допущена ощибка, – это является основанием для пересмотра.

В данному случае Высший хозяйственный Суд принял решение по формальным признакам, тем самым нарушив действующее законодательство. Потому что законодательство требует рассматривать вопрос по существу. Но он взял просто толкование индивидуальной валютной лицензии. При этом не рассмотрел для чего нужна такая лицензия. Он формально подошел, не рассмотрев по существу вопроса".

Но даже надежды на "надзорное производство" юристы разбивают. И доказывают – такая процедура тоже под сомнением. Основание для этого – спорность принятие ВХС двух абсолютно противоположных решений. Но наибольшую угрозу юристы видят в другом моменте. Уже более месяца ВХСУ не передает кассационные жалобы в Верховный Суд.

Основанием для этого стало решение Конституционного Суда. В нем содержится интересное толкование: Верховный Суд не имеет полномочий по касационному пересмотру решений высших специализированных судов. И как теперь повернется дело банка – не известно. Решение по банку появилось в начале марта – 2 числа. Разъяснение Конституционного суда относительно недейственности механизма повторной кассации появилось через 10 дней.

И только 30 марта Высший хозяйственный суд отреагировал на это, пояснив своим инстанциям, что его решения обжалованию не подлежат. Поэтому решение по "оспариваемому кредиту" застряло между датами решений всех судебных ветвей. И если жалоба для рассмотрения дела в Верховном суде не была подана до выхода разъяснения Конституционного суда и Высшего хозяйственного, то последний сделает все, чтобы дело не отправилось в Верховный Суд, не исключают специалисты.

При этом, отмечают юристы, Конституционный суд оставил спорные моменты относительно механизма кассации. КС в своем решении четко не указал, что Верховный суд не применяет процессуальные законы, предусматривающие повторную кассацию.

"Его решение не касалось действительности или недействительности отдельных положений или трактовки положений процессуальных законов – хозяйственный процессуальный кодекс, кодекс административного судопроизводства. КС обошел вниманием положения этих процессуальных законов. А коснулся в своем решении только положений закона о судоустройстве. Поэтому основания для дальнейших споров остались", – подчеркивает Константин Пильков.

Тем временем Высший хозяйственный суд уже сам признал себя наивысшим.

В такой судебной революции решение по одному конкретному банку уже ничего не значит. Оно вообще может потеряться пока суды будут спорить, чье слово важнее, а решение окончательное. В вердикте КС от 11 марта есть ссылка на то, что законодатель может установить другие формы обжалования решений. Но это вопрос длительного времени, зная как работает наш парламент.

На сегодня парламент уже принял в первом чтении проект закона, который лишает Верховный суд конституционного статуса высшего судебного органа, т. е. статуса кассационной инстанции в хозяйственном процессе. И пока будут законодательно выписаны все новые правила игры, в условиях, в которых оказался один банк, могут оказаться многие. И не только банки, а все, кто окажется участником имущественных споров.