ЖК Parkland от 18'500 грн/м2
ЖК Park Avenue VIP от 45'000 грн/м2
ЖК Петровский квартал от 10'100 грн/м2
ЖК Печерск Холл от 24'000 грн/м2
ЖК Оберег 2 от 13'500 грн/м2
КГ Альпен Парк от 90'940 грн/м2

Последние статьи: Недвижимость

Наследуем... кредит

06.04.2008 | 00:00

Когда речь заходит о наследовании, то первое, что приходит в голову, это обретение прав на квартиру, машину или хотя бы на небольшой депозит в банке.

Наследование долговНо, к величайшему сожалению наследников, наследодатели оставляют им не только различные материальные блага, но и долги. А раз есть долг, то в скором времени обязательно даст о себе знать и кредитор, который потребует возвращения этого долга.

Сегодня, во время стремительного роста рынка кредитования физических лиц, чаще всего такими кредиторами оказываются банки. И вот после смерти должника в банке возникает совсем не риторический вопрос «Что делать?». И, как показывает практика, ответы на него бывают кардинально противоположными — от требования к наследникам подписать договор о переводе долга по кредитному договору до списания задолженности со ссылкой на статью 608 Гражданского кодекса Украины (ГК) на основании того, что данное обязательство неразрывно связано с личностью должника и прекращается с его смертью.

Чтобы определиться, прекращаются ли обязательства по кредитному договору после смерти должника, необходимо выяснить, можно ли его отнести к неразрывно связанным с личностью должника. Понятие обязательства, неразрывно связанного с личностью должника, ГК не раскрывает, вместе с тем в ряде статей прямо предусматривает случаи прекращения обязательства в связи со смертью должника:

  • статья 781 — прекращение договора найма в связи со смертью нанимателя, если другое не установлено договором или законом;
  • статья 835 — смерть пользователя вещи по договору ссуды;
  • статья 1008 — прекращение договора поручения в случае смерти доверителя или поверенного и т. п.

Обобщив приведенные примеры, можно сделать вывод, что в них личность должника для кредитора имеет значение, поскольку он проникается тем, бережно ли должник будет относиться к предоставленному ему имуществу, учитывает отношения между ним и должником, поскольку предоставляет вещь в безвозмездное пользование, чем оказывает должнику услугу, оценивает качества должника, когда доверяет представлять его в тех или иных правоотношениях. В то же время кредитный договор носит публичный характер. Отсюда вывод, что возврат долга по кредитному договору не является неразрывно связанным с личностью должника.

Следовательно, если обязательство не прекращается, а продолжает существовать, то должен появиться новый должник. Вариантов банки предлагают два — либо им будет наследник, либо третье лицо, добровольно согласившееся платить долг умершего должника по определенным своим соображениям. С одним из этих лиц банк заключает договор о переводе долга (с чем я кардинально не согласна, но об этом ниже).

Считаю, что сразу на третье лицо заменить умершего должника невозможно, поскольку обязательство по уплате долга по кредитному договору входит в состав наследства (наследственную массу) и должно сначала перейти к наследнику, и лишь от наследника можно перевести долг к другому лицу. Статья 1216 ГК устанавливает: «Наследованием является переход прав и обязанностей (наследства) от умершего физического лица (наследодателя) к другим лицам (наследникам)».

После выяснения, кто же теперь должен отвечать за выполнение обязательства, возникает совсем практический вопрос, как заменить лицо в обязательстве или, в худшем случае, с каким требованием обратиться в суд. В данной ситуации банки идут путем заключения договора о переводе долга. При этом аргументация такая, что ГК (статья 520) замену должника в обязательстве представляет как перевод долга.

Но хотя ГК и указывает о замене должника лишь в контексте перевода долга, тем не менее не запрещает и других оснований замены должника. Ведь, как известно из теории гражданского права, один из его принципов — диспозитивность, то есть возможность совершать действия, которые хотя прямо и не предусмотрены гражданским законодательством, но не противоречат ему и отвечают его общим основам.

Кстати, такую же мысль относительно того, что перевод долга не является единственным основанием замены должника в обязательстве, а должник может быть заменен в связи с наследованием, встретила в комментарии к ГК под редакцией Дзеры О. В., Кузнецовой Н. С., Луця В. В. (том 2, с. 19).

Поэтому не нужно считать изменение должника переводом долга, скорее заменой должника в связи с возникновением обязанности возвратить долг на основании принятия наследства. При этом следует вспомнить и статью 11 ГК: среди оснований возникновения гражданских прав и обязанностей в ней упомянуты юридические факты, которым и является принятие наследства.

Итак, к наследнику на основании принятия им наследства переходит долг наследодателя перед банком. Однако нужно помнить, что срок для принятия наследства составляет шесть месяцев. На протяжении этого срока подавать заявления в нотариальную контору о принятии наследства и об отказе от него наследники могут множество раз. Поэтому, к сожалению, банку придется подождать шесть месяцев, пока определится круг наследников и они получат свои свидетельства о праве на наследство.

В противном случае банк не застрахован от того, что после принятия наследства (в том числе и долговых обязательств) наследник от него откажется и будет требовать от банка возвращения уплаченных им средств. Но банкам необходимо быть внимательными и не пропустить шестимесячный срок с того дня, когда стало известно или могло стать известно об открытии наследства, для предъявления своих требований к наследникам, принявшим наследство.

К тому же банк имеет право требовать уплаты процентов за пользование кредитом от нового должника не со дня добровольного принятия на себя долговых обязательств или со дня вынесения судом решения, а со дня смерти наследодателя, поскольку в соответствии с частью 5 статьи 1268 ГК наследство (а обязанность платить проценты — это тоже наследство) принадлежит наследнику со времени открытия наследства, то есть со дня смерти наследодателя.

Поскольку банковские кредиты в большинстве своем обеспечены (чаще всего это залог и поручительство), возникает вопрос о дальнейшей судьбе обеспечительных обязательств. В соответствии со статьей 523 ГК поручительство или залог, установленный другим лицом, прекращается после замены должника, если поручитель или залогодатель не согласился обеспечивать выполнение обязательств новым должником.

Ведь логично, что закрепление указанного правила обусловлено важным значением личности должника для поручителя или имущественного поручителя, обеспечивающего своим имуществом выполнение обязательства должником.

Чтобы хоть частично уменьшить отрицательные последствия для банка, когда кредит останется необеспеченным, в кредитных договорах целесообразно предусматривать досрочное выполнение обязательств по кредитному договору в случае прекращения действия договора поручительства или залога, если на протяжении предоставленного банком периода новый должник не обеспечит заключение нового договора обеспечения выполнения обязательства.

Есть надежда, что у нового должника на этот момент будет имущество, за счет которого можно будет удовлетворить требования банка, ведь в любом случае наследники удовлетворяют требования кредитора в пределах стоимости имущества, полученного по наследству (статья 1282 ГК).

Залог же, установленный самим наследодателем, не прекращается, а продолжает существовать. Причем не имеет значения, к кому из наследников переходит право собственности на предмет залога, поскольку в соответствии со статьей 27 Закона Украины «О залоге» залог сохраняет силу, если имущество или имущественные права, составляющие предмет залога, переходят в собственность другого лица. А в Законе Украины «Об ипотеке» вообще отдельно выделен случай, когда право собственности на предмет ипотеки переходит к наследнику.

Так, в статье 23 Закона отмечается, что в случае перехода права собственности (права хозяйственного ведения) на предмет ипотеки от ипотекодателя к другому лицу, в том числе в порядке наследования или правопреемства, ипотека является действительной для приобретателя соответствующего недвижимого имущества даже в том случае, если до его ведома не доведена информация об обременении имущества ипотекой.

В ракурсе данной темы следует вспомнить и о наследовании банковских вкладов (депозитов). В практической деятельности банков возникает вопрос, начислять ли проценты на банковский вклад после смерти его владельца. Если да, то часто возникают ситуации, когда нотариус посылает запрос о принадлежащей наследодателю сумме банковского вклада и начисленных процентов, а банк предоставляет эту информацию по состоянию на дату запроса.

Нотариус в свидетельстве о праве на наследство отмечает именно эти суммы. Спустя некоторое время наследник приходит получать надлежащую ему сумму, но за это время сумма процентов увеличивается. Банк не может выдать большую сумму, чем указано в свидетельстве о праве на наследство, в то же время нет оснований присваивать себе разницу в процентах.

Обязательство кредитора в депозитном договоре также не является неразрывно связанным с личностью должника (из тех же соображений, что и в кредитном договоре), после смерти кредитора оно не прекращается. Следовательно, проценты на вклад нужно начислять до фактического получения наследниками вклада или истечения срока действия договора.

При этом в справке о сумме вклада и начисленных процентов следует предлагать нотариусу, чтобы свидетельство о праве на наследство включало следующую формулировку: наследник имеет право на сумму вклада в определенном размере, а также проценты, начисленные по состоянию на день получения вклада.